Коронакризис: как жить, когда всем тяжело

Как пережить зиму – это одна история, а как пережить зиму в условиях коронавируса – это совсем другое. Зима начинается и заканчивается. С этим мы привыкли как-то обходиться. Да, душе сложно, когда на улице холодно и неуютно, тем не менее мы знаем, что скоро это закончится – наступит весна и все пройдет. Но с коронавирусом по-другому – он не заканчивается... Мы должны перестроиться и начинать какую-то новую историю своей жизни.

Валентина Табашникова – клинический психолог, гештальт-терапевт, психосоматолог. Занимается любимым делом. Счастливая женщина. Более 17 лет замужем. Двое детей – старшему сыну 13 и младшему 3,5 года (родила после 40 лет).

С УСИ.Life Валентина поделилась своим мнением о том, как жить, когда всем тяжело, как устоять бизнесмену, супругам, детям перед новыми вызовами в условиях пандемии.

Встреча с самим собой 

Мы никогда ранее не сталкивались с локдауном и не знаем, как в этом жить. Прошлый опыт не работает. Осень и серость будней никак не скрашивают панические настроения, а лишь подчеркивают какую-то тревогу. Чувствуется растерянность и страх.

У человека есть три потребности – в безопасности, в отношениях и в достижениях, признании. Так вот коронакризис прежде всего нарушил нашу потребность в достижениях. Мы привыкли куда-то идти и чего-то достигать, но сейчас мы ограничены и многие планы нарушены. 

Коронавирус поставил нас перед встречей с самим собой. И начинается она с осознания и ощущения своего тела. Самое главное здесь – опора на себя. Но опираться как будто не на что, потому что очень много страхов. Мы не знаем, справимся с вызовами или нет, потому что подобного опыта не имеем.

Достигаторы, трудоголики,  перфекционисты – привыкли что-то делать и куда-то идти, но сейчас вынуждены остановиться. Когда какой-то импульс не реализуется, тревога остается в теле, и чаще всего размещается где-то в слабом месте. Чувствуется дискомфорт. Начинаются психосоматические расстройства. Возможно обострение болезней, в том числе хронических.

Что делать?

Первое 

В таком состоянии прежде всего самое главное – доверять себе и знать, что “я смогу что-то сделать”, то есть я не останусь обездвиженно умирать, даже если это будут просто слёзы…

Второе

Прежде чем идти дальше, нужно принять все ограничения – позволить себе погоревать о том, что вот так, как было раньше, уже не будет никогда. 

Третье

Чувствовать тело. Сядьте, пройдите диагностику от пяток до макушки, почувствуйте, как там ваши пяточки, ноги, грудь, руки, шея, голова. 

Я не буду рекомендовать заниматься медитацией, физическими упражнениями или новыми занятиями. У каждого есть свой рецепт. Кому-то нужно просто потанцевать возле телевизора или размяться. Но лучше всего садиться, заземлять ножки и проводить самодиагностику, возвращать свою чувствительность к телу! 

Четвертое

Меньше новостей. Да, за статистикой можно следить, чтобы от реальности не отрываться, но от постоянных нагнетаний стоит себя оградить. 

Пятое

Больше смеяться, и можно даже материться. Мат в некоторых негативных ситуациях помогает снять негатив. Есть исследования, когда в больнице Склифосовского пациенты из палаты интеллигентных людей дольше выздоравливали, чем из палаты работяг, которые могли шутить и материться.

Шестое

Не принимайте поспешно серьезных решений и не делайте резких движений: не нужно разводиться, выяснять отношения, менять работу. Не нужно делать резких перемен в жизни. Психике не нужны лишние нагрузки.

Седьмое

Не отказывайте себе в маленьких радостях. Захотели пирожное – съели. 

Бизнес: как жить, когда у тебя все рушится  

Предприниматели – это рисковые люди, как у нас говорят, «пограничники». Это люди-«достигаторы», и они всегда действуют в условиях кризиса, поэтому остановиться им очень сложно.

Если вы теряете бизнес или работу, то прежде всего важно для себя понять, в чем была их ценность, помимо денег.

Если это была ценность общения с коллегами, то, может, можно продолжить общаться с ними по скайпу. Если ценность была только в деньгах, то люди, которые заточены на деньги, найдут как заработать их и в таких условиях. Есть у меня такая надежда. В кризис они справляются и становятся еще более предприимчивыми. Как раз люди, которые мобилизуются в кризис, идут и достигают.

Конечно, обратиться за помощью к психотерапевту – важно и нужно, но когда человек теряет работу, он думает о том, как выжить. Терапия – это, скорее, пирожное, а не хлеб.

Сегодня набирает популярность формат терапевтических психологических групп – там также можно найти поддержку.

Мы с реабилитологом Александром Мазановым так же вели такую группу, где участники, с одной стороны, могли проработать свои психологические проблемы, а с другой обратить внимание на телесные зажимы и восстановиться в сопровождении профессионала.

Поэтому даже если не терапевт, то нужно найти хотя бы человека, с которым можно будет разделить свои переживания.

Нужно найти человека, который не будет тебе говорить «Да слушай, все пройдет», а того, который скажет «Слушай, правда, и мне так страшно», «Давай поговорим про это» – где будет возможность разместиться со всей своей болью и слезами.

Супруги: как жить под одной крышей 24/7

Коронавирус – это вызов супружеским парам научиться взаимодействовать. Отношения – это то, чему нужно учиться, но к сожалению, нас этому никто не учит.

Разводы участились – да, конфликты участились – да. Люди приблизились и остались наедине со своими детьми и супругами. Оказывается, порой они бывают невыносимые. И это нормально.

Нормально замечать, что другой человек может быть тебе невыносим. И это не потому, что он стал плохим или каким-то еще (это важно разделять), а потому, что долго находиться друг с другом сложно и тяжело, какой бы не был прекрасный человек.

Нам нужно свое пространство и дистанция. Иногда нам хочется побыть наедине, даже если мы просто листаем телефон. Таким образом мы расслабляемся и хотим, чтобы в этот момент нас никто не трогал.

Обязательно найдите себе уголок. Есть известная фраза: «Мы отдыхаем в разных местах, спим в разных местах – делаем все, чтобы сохранить наши отношения» – это как раз про баланс дистанции и сближения.

Дети как слабое звено им тоже тяжело 

Когда мы в растерянности, то вся наша тревога вымещается на слабом звене: мужа не особо проконтролируешь, так как он может в ответ что-то сказать, а ребенок – это как то место, куда можно разместить все свои переживания, всю свою тревогу! 

Но детям тоже очень сложно. Сейчас они также ограничены в общении, и родители не могут восполнить им это, особенно подросткам. Наши дети – совсем другие, и им  нужны другие навыки для выживания. И первым делом нам нужно учиться с ними контактировать, не нарушая их границ. 

Должна же быть хоть какая-то польза от всего этого 

Кризис как переход, когда старые способы жить уже не работают, а новые еще не найдены, запускает новые ресурсы и формирует новые способности.

Ищем, как жить по-другому. Каждый это сделает по-своему благодаря внутренним ресурсам. И здесь речь идет не о физическом выживании, а скорее о способности жить и приспосабливаться в таких турбулентных условиях.  

Как говорит Ирина Хакамада (политик и общественный деятель – Прим. ред.): Да, время турбулентности, и если ты научишься приспосабливаться, ты выживешь

Беседовала: Валерия Шаповалова

Читать еще