«Как только ты поймешь, что насилие – это плохо, мир сразу меняется» – аскет, музыкант и путешественник VAKULA (фото)

Об этом музыканте почти ничего не пишут СМИ, мало информации в интернете. VAKULA – артист, дизайнер, эко-активист. Недавно о нем в интервью Ксении Собчак воодушевленно рассказывал Иван Дорн. В сотрудничестве с VAKULA Дорн написал несколько песен. И не только с ним. Еще – с Джамалой, Монатиком, Сансеем и многими другими звездами. А еще он называет Одессу своим третьим домом.

Чем занимается звезда среди звезд? Растит огород, дышит сельским воздухом, продолжает писать музыку. Подробности VAKULA рассказал  главреду УСИ и УСИ. Life Татьяне Милимко.

О тебе почти ничего нет в интернете, хотя ты известная личность в музыкальных кругах…

Этап развития в музыке был – с рождения. Занимаюсь музыкой, играю на музыкальных инструментах, получаю удовольствие. Сложно что-то рассказать, потому что то, что происходит у меня в студии, это личное. Я создаю музыку, чтобы ее слушать. В первую очередь, для себя, а уже потом – для слушателя. А потом – средствами интернета, развития сетей. У меня не было желания попасть на сцену, я вообще не считаю себя артистом. То, что делаю я, я не могу не делать. Мое предназначение – исполняю свою роль, данную тем кем-то (показывает в небо. – ред.)

Ты пишешь в основном электронную музыку?

Разную, но предпочтительно электронную. Я работаю с аналоговым звучанием. Я на ленту записываю, но в основном все на аналоги.

Сколько композиций вы записали с Иваном Дорном?

У нас уже их три. Последняя песня издана на альбоме «Vakula and friends»

Расскажи об этом альбоме

Идея смешная. Я познакомился с продюсером, он пишет хип-хоп, собирает все из пространства. Но проект, который мы задумали с ним сделать, не пошел. Но он меня свел с другими музыкантами. Я познакомился с Сансеем, Сансей услышал мою музыку, захотел спеть. и все начало складываться, – и в какой-то момент я понял, что планы не срабатывают, поэтому нужно отпустить и не мешать пространству строить то, что все равно должно быть построено. Так появились совместные работы с Джамалой, Монатиком и другими артистами.

Людям надо взять на вооружение, что нельзя мешать пространству. Если не получается, отпусти. И сиди потом наблюдай за тем, как пространство складывает все. Я понимаю, что сложно. Но надо научиться.

И получилось такую плеяду звезд собрать?

У Монатика и у Джамалы присутствует космическая тематика, оба спели на украинском языке. Но я проект этот закончил и иду дальше.

А что дальше?

Дальше этника и пару провокационных проектов на тему современного мира и его сумасшествия. Слишком много всего происходит.

Твоя музыка легкая, живая, ее приятно слушать. Давно ли ты пишешь?

С 2004 года. На самом деле, каждый раз, когда я заканчиваю проект, у меня не было ощущения, что это делаю я, будто я ничего не делаю, а что-то происходит. Поэтому иногда, когда мне вспоминают старые проекты, я могу даже не помнить, делал ли я это. Я не хочу вгонять себя в рамки.

Я знаю, что ты экспериментируешь с одеждой

Я стараюсь в жизни делать все не просто так. Я понимаю, что я не родился тут, потому что я родился. Есть что-то, что создает эту красоту, как и трэш, который происходит на планете. Я создан не просто родителями своими, а кем-то. Кем – я выясняю еще. Так или иначе, я верю в силы, существующие… Это прикольно. И считаю, что музыка должна погружать в состояние. Как одежда и глубина.

Когда я делал одежду, мне хотелось, чтобы человек, который смотрит на меня, мог проассоциировать меня с чем-то духовным, тогда в голове появится это зерно. Так уже было, когда я колесил по миру. Люди подходили и спрашивали – монах я или не монах. Их цепляло что-то: то есть, это сработало. Я не живу в монастыре, но я периодически не общаюсь с людьми и практикую аскетизм.

В мире столько всего происходит. Сегодня, как никогда, важно оставаться человеком. Как это возможно, на твой взгляд? Стать аскетом – не вариант для всех

Просто – быть людьми. Просто – оставаться человеком. Надо забыть о стереотипах, которые вбивают нам в голову. Понять, что мы на этой планете не самые главные, что есть другие тоже, есть животные, которые наши меньшие, их есть нельзя. Как только ты поймешь, что насилие – это плохо, мир сразу меняется. Просто люди говорят, что им нравится есть мясо, и пока они его едят, не поймут, что насилие – это плохо, они ничего не поймут.

Ты много путешествуешь по миру?

Путешествовал много. Но уже чуть больше года я вожусь в огороде, занимаюсь музыкой, сажаю деревья, выращиваю свою еду, у меня аскеза.

Где-то под Одессой или под Киевом?

Одесса мой третий дом, я люблю Одессу, я жил здесь шесть лет. Но живу я сейчас на родине в Конотопе, построил свой храм и живу в изоляции.

 

Читать еще